Translate

пятница, 13 марта 2015 г.

Isabelle Haccourt Vautier & Valériane Leblond - La Lessive (Стирка)

Что нужно сделать первым делом с приходом весны? Ответ "отправиться на шопинг за модными обновками" не принимается. Мы с вами не в городе сейчас, а в уэльской деревне - тут другие правила :) Каждая уважающая себя хозяйка, живущая в собственном доме, подальше от столиц, знает: с приходом первого тепла нужно хорошенько выбить и просушить на солнышке слежавшиеся за зиму одеяла и пледы. 
 

Valériane Leblond - Gwraig Idris

Потом, надев резиновые сапоги или галоши, обойти свои просыпающиеся от зимнего сна владения, приметить места будущих посадок, расчистить сад от сломанных веток и накопившегося за зиму мусора - и ждать... Ждать со дня на день настоящего чуда, которое пробудит к жизни первые робкие ростки, зазеленит холмы, заставит тоненькие голые ветки тянуться в звонкую прозрачную синь... В один миг все в природе начнет наряжаться - сначала стыдливо, несмело, а потом все более дерзко и уверенно - в самые фантастические и восхитительные наряды. Зеленоватая дымка и нежный пушок, яркие первоцветы и клейкие листочки, розовая упругость тугих яблоневых бутонов и снежная мимолетная белизна цветущих вишен... Это весеннее дефиле никогда не выходит из моды, и каждый год мы с замиранием сердца ждем веселого перестука капели и птичьего переполоха – значит, точно весна!


Valériane Leblond. Mis Mai (Месяц май)


Ну а пока... пока не забудьте проветрить одеяла - по примеру героини картины Валериан Леблон.

 


Об этой молодой художнице и ее творческом тандеме с французским дизайнером Изабель Вотье я уже рассказывала пару месяцев назад. Мой тогдашний пост был посвящен зимнему морскому сюжету - O dan y lleuad llawn (Sous la pleine lune). Пора перевернуть страничку календаря и посмотреть, как обитатели Уэльса встречают весну.


Valériane Leblond.Yn eu blodau (Все цветет)
 

Valériane Leblond. Cwilt teiliwr (Квилтерша)

Стирка - неизменная примета весенних хлопот валлиек (жителей Уэльса по английской традиции называют валлийцами, хотя самоназвание народа - кимры). Впрочем, судя по картинам Леблон, это занятие популярно во все сезоны, а веревки с развешанным на них бельем - привычная черта местного пейзажа. Оно и понятно - женская домашняя рутина, одинаковая во все времена. Однако, глядя на эти бытовые сценки, можно заметить общую для них деталь, как в фокусе собирающую на себя внимание зрителя. Ни одна валлийская хозяйка не обходится без лоскутного одеяла!


Valériane Leblond. Priodas tsieni. Priodas aur. Priodas cotwm (Фарфоровая свадьба. Золотая свадьба. Хлопковая свадьба)

Valériane Leblond.  Y Tyddyn Braf (Прекрасная ферма)

Valériane Leblond. <Работа 2014 года без названия>

 
Valériane Leblond. Lluest yn y mynydd (Домик в горах)
 
Valériane Leblond. Y dychwelyd (Возвращение)

Рассматривая картины Валериан, можно в подробностях разглядеть самые распространенные в Уэльсе лоскутные узоры. Одни квилтерши предпочитают простые комбинации - яркие квадраты или треугольники, сшитые в произвольном порядке. Другие шьют квилты по шаблонам - "соты", или "бабушкин сад" прекрасно подходят для быстрой заготовки блоков между делом. А стежкой готового одеяла можно заняться на закате, после дневных забот, примостившись в теплую погоду у дверей своего домика...

Valériane Leblond. Lluarth Mam-gu (Бабушкин сад)

Valériane Leblond. Hir pob aros (Долгое ожидание)

Valériane Leblond. Pa newydd sy gennyt? (Что у тебя новенького?)


Опытные лоскутницы в Уэльсе обращаются к более сложным схемам - "кленовый лист", "стойка с пирожными", популярная на всех континентах "звезда" и даже требующий особой внимательности "ананас". 

Valériane Leblond. Awel mis mai (Ветреный месяц май)

 
Valériane Leblond. Ar ddiwedd yr Hydref (Конец осени)

 
Valériane Leblond. Gweithreg (Работница)

 
Valériane Leblond. Gwyddau (Гуси)

Ну а героиня "моей" истории любит быстрые "вертушки". Я, кстати, тоже их люблю, хотя совсем не умею шить (а может быть, просто еще не знаю, что умею?). И еще я люблю красный текстиль. И красные домики. А в Уэльсе, судя по картинам Валериан, это весьма редкая расцветка - среди десятков и сотен белоснежных домов. А еще мне вспомнился красный домик в акварелях шведского художника Карла Ларссона, жившего на рубеже XIX-XX веков. Посмотрите сопровождающие фотосъемку открытки. Правда, похож? Такой же двухэтажный, с белыми окнами, в глубине старого сада. Зарисовки Ларссона - хотя и из другой страны и эпохи - созвучны моим ощущениям от вышивки этого дизайна Изы и Валериан.








VAL02 – La Lessive (Стирка)
Художник - Валериан Леблон
Дизайнер схемы - Изабель Вотье
Размер вышивки в крестиках – 74х170
Размер вышивки в см – 12х28 см (на 32-м льне)
Материалы - лен Belfast Raw 53 (моя замена на аналогичный Permin), мулине DMC по ключу
Швы - крест в 2 нити через 2 нити основы, бэкстич в 1 нить


В разработке Изабель Вотье сюжет Валериан стал только краше: день выглядит как будто ярче, солнечнее, оттенки - чище и прозрачнее. Единственный не совсем внятный участок в дизайне - это садовая ограда. Из схемы не совсем понятно, что это именно каменная кладка, как в исходной картине. Бэком отрисованы все детали одежды, белья, бельевые веревки, ветви деревьев, ограда и фрагменты домика. Бэка немного, но он очень уместен. Буквально несколькими стежками невнятные белые пятна превращены в полосатые полотенца, юбку и даже узнаваемые предметы нижнего белья. Очень милая, трогательная и немного неловкая сценка, как будто мы тихонько наблюдаем за этой деловитой хозяйкой из-за висящего за ее спиной одеяла или простыни :) Особенно щемящий акцент - птичья стая в высоком небе: всего несколько стежков бэком и ни единого крестика. Кстати, будьте предельно аккуратны с закреплением нити - в этом фрагменте дизайна иголочке в чистом небе не за что "зацепиться", и любая протяжка будет видна.





Интересно, о чем думает эта уэльская бабуля, развешивая выстиранное белье и одеяло на просушку? О том, как рада будет она приезду своих детей и внуков, уехавших искать удачу в большом городе? О том, как звонкими голосами наполнится большой красный двухэтажный дом, готовый принять дюжину долгожданных гостей? О том, с какой заботой она шила всю зиму для своих любимых новое красное одеяло ("О Святой Дэвид, только бы они не накупили в "Икее" этих ужасных синтетических одеял – что хорошего может создать бездушная машина?")... Или о том, какой в этом году будет урожай лука-порея? О, ни один кимриец не может представить себе местную кухню без этого национального символа!





А я, глядя на этих тетушек, развешивающих свои одеяла зимой и летом, думала об одном: где они их стирают? Или не стирают вовсе, а просто выбивают от пыли, как испокон веку поступали с тяжелыми ватными одеялами "женщины в русских селеньях"? Есть ли в этих небогатых уэльских деревушках, с их скромным бытом и традиционным хозяйством, возможность пользоваться благами цивилизации? Докатились ли сюда - вместе с холодильниками и телевизорами, которые изредка можно заметить в работах Валериан - стиральные машины? Не знаю. Хочется верить, что да. Что эти женщины не отжимают свои лоскутные одеяла натруженными руками, не ходят полоскать белье на озеро в любую погоду - как это делала моя бабушка, и прабабушка, и бабушка прабабушки... Я помню это лесное озеро: там по топким берегам стояли бобровые хатки, и мне пятилетней всегда было страшно, что во время полоскания бобрам приглянутся мои одежки. Подплывут незаметно, вырвут у бабушки из рук - и след простыл, только вода косяками за ними расходится. Неужели им кувшинок мало - вон сколько их, пусть венки бобрятам плетут!

Заросло то лесное озеро, нет больше бобровых хаток. Нет дома, собиравшего под крышей долгожданных гостей. Заросла тропинка в воспоминания. Только во сне порой пробежит маленькая девочка в венке из одуванчиков. Она уже знает, что холодную зиму обязательно сменяет весна - но пока еще не знает, как любая весна изменчива и быстротечна...




***