Translate

воскресенье, 19 апреля 2015 г.

Старинные сэмплеры - культурное наследие Фрисландии

Вместо предисловия

Эта публикация должна была появиться в моем блоге как минимум месяц назад - когда я закончила "Дерево Ноя". Собственно, так и случилось бы, если бы не моя самонадеянность. Мне вдруг пришло в голову предложить этот материал в известный рукодельный журнал. Подумалось, что тогда статью прочтут не 50 моих подписчиков, а много больше увлеченных вышивкой людей, не все из которых знают о существовании не то что моего блога, а даже интернета... Но оказалось, что уникальный материал, практически незнакомый русскоязычному читателю, - вовсе не гарантия интереса редакций. Вот так получилось, что это "записки для немногих". Ну что ж, мои дорогие немногочисленные :) читатели достойны полной версии статьи, в том виде, в каком она готовилась для журнала.  Исторической частью, если честно, горжусь. За помощь в транскрипции голландских слов благодарю Плюшевые ушки ^..^ :)

Немножко огорчает проблема автоматического расползания шрифтов по тексту - думаю, это связано с форматированием. Если кто-то подскажет, как это победить, буду благодарна. И еще: если вам понравилась статья, дайте знать - если не хочется ничего писать, можно просто поставить плюсик в комментариях. Может, правы редакторы и это мало кому нужно...

PS. Рерайтеров и прочих копирайтеров прошу расслабиться - выявить кражу текста можно будет одним щелчком мышки, ибо в русскоязычном интернете на эту тему нет ни-че-го. Даже если вы Фрисландию поменяете на Исландию или Гренландию :) Так что не напрягайтесь. Цитирование статьи возможно только с моего предварительного разрешения - адрес для связи указан в левой колонке блога.

Фух, вроде всё. Поехали... :)


***



Знаете ли вы что-нибудь о фризах? Нет, не об архитектурных деталях, а о древнегерманском народе, потомки которого ныне населяют северные районы Германии и Нидерландов. Историческая область их расселения в Средние века называлась Фризией, сегодня же эта территория поделена между двумя странами. Историческое название – Фризия, или Фрисландия – унаследовала одна из северных провинций Нидерландов, включающая цепь островов в Северном море. Именно здесь, во Фрисландии, сохраняющей свой уникальный фризский язык, и возник особый стиль сэмплерной вышивки, не похожий на вышивальные традиции других регионов страны и Европы. 



Музей фризского наследия – уникальное хранилище сэмплеров


Богатейшее собрание старинных фризских сэмплеров хранится в Музее фризского наследия (The Fries Museum). Он был создан в 1881 году для сохранения и изучения культуры и истории фризов, в столице провинции Фрисландия - городе Леувардене. Городок небольшой, но оставивший след в истории европейского искусства: здесь родилась любимая жена Рембрандта Саския, здесь же появился на свет и известный художник-график XX века Эшер. Кстати, уроженкой Леувардена была и знаменитая танцовщица-шпионка Первой мировой войны Мата Хари. Но вернемся в музей, тем более что там есть что посмотреть.

Fries Museum (источник фото - здесь)

Коллекция музея насчитывает около 600 фризских сэмплеров XVII-ХХ веков – это самое крупное собрание фризской вышивки не только в мире, но и в самих Нидерландах. В других провинциях также имеются музеи с текстильными коллекциями, например, Музей Зёйдерзе (Zuiderzeemuseum), но даже он располагает лишь тремя сотнями сэмплеров, собранных со всех Нидерландов. Так что сэмплерная коллекция Музея фризского наследия действительно уникальна. Значительная ее часть, что крайне редко встречается в региональных музеях, выложена на сайте музея в большом разрешении, позволяющем рассмотреть каждый стежок. Экспонаты сопровождаются интереснейшими научными комментариями. К сожалению, на сайте нет версии на английском или других европейских языках, кроме нидерландского. С чем это связано – с недостаточным финансированием, с ошибочным мнением, что фризская культура может представлять интерес только для самих фризов и их сограждан, или, напротив, с попыткой продвигать национальный язык  – не знаю. Но очень жаль, что такой массив информации мало кому доступен. Увы, но в сегодняшнем мире нидерландский язык не играет роль lingua franca, то есть языка международного общения – в отличие, кстати, от фризского языка на севере Европы в эпоху Великого переселения народов...
 
От истории семьи – к истории народа


Просматривая экспонаты этой коллекции, я обратила внимание на интересный момент. Вполне естественно, что любое текстильное собрание музейного уровня представляет интерес для любителей рукоделия, дизайнеров, историков моды или антикваров. Однако в Нидерландах старинная вышивка – это не просто веха в развитии декоративно-прикладного искусства. Это важнейший исторический источник при изучении генеалогии. Генеалогическими изысканиями здесь занимаются не только специалисты, но и энтузиасты-любители. Музейное собрание сэмплеров продолжает пополняться благодаря частным дарителям, сохранившим в своих семьях старинные вышивки прапрабабушек. Вот эта возможность проследить родственные связи между создателем сэмплера и его потомками очень важна. Ведь зачастую вышивальщица оставляла на полотне не только малоговорящие инициалы, но и довольно важные биографические детали: свое имя, год рождения (или возраст), место учебы или проживания, имена ближайших родственников (иногда уже умерших или только что родившихся, а порой вступающих в брак), изредка род их занятий и т.п. Вся эта уникальная информация, особенно при наличии сведений о дальнейшей истории семьи - из уст прямых потомков или из фризского архива Tresoar (Friesian History and Literature Center) в Леувардене - помогает исследователям при составлении фризских родословных. Это подспорье и при изучении социального, конфессионального, гендерного и возрастного состава населения этого региона. 

В качестве примера можно привести фризский сэмплер 1785 года в красно-зеленых оттенках, вышитый 12-летней Лиёк Мартенс (Lieuk Martens), дочерью Мартена Ваутерса Маакала (Marten Wouters Maakal). На ее сэмплере изображен корабль, однако это не свидетельство профессии ее отца – он был фермером. В 1804 году она вышла замуж за Аге Юрьенса Зеемана (Age Jurjens Zeeman) - действительно моряка, о чем говорит и его прозвище Zeeman, - имевшего 5-летнюю дочь Гейс (Geis) от предыдущего брака. После смерти мужа вдова жила на доход от торговой лавки. Все эти подробности были установлены благодаря сведениям, полученным из вышивки и из генеалогических разысканий.

Сэмплер 1785 года, вышитый Лиёк Мартенс (Lieuk Martens). Фризский музей

Фризские сэмплеры и сведения от населения особенно важны для историков в случае с меннонитскими семьями. Меннониты – это отколовшееся от протестантства в эпоху Реформации религиозное движение, которое признавало среди прочего только осознанное крещение – то есть крещение взрослых, а не детей. Меннониты подвергались жестоким гонениям со стороны властей и, спасаясь от них, оседали в северных районах Европы. Кстати, в XVIII веке по приглашению Екатерины II часть из них перебралась на юг России, в Крым и Новороссию, где дала начало развитию баптизма. Во Фрисландии меннониты создали довольно крупные тайные общины – в 1580 году они составляли 25% всех верующих региона, позже их число снизилось в результате эмиграции. Под давлением властей меннониты были вынуждены заключать официальные браки и крестить младенцев в реформатских протестантских церквах, однако собственных метрических записей о крещениях младенцев, естественно, не вели. Так продолжалось вплоть до 1811 года – т.е. до присоединения Нидерландов к наполеоновской Франции и введения на их территории гражданского "кодекса Наполеона", провозгласившего в том числе веротерпимость. Сегодняшним исследователям из-за отсутствия статистики по меннонитам за XVI-XVIII века очень сложно вычленить их из общего состава тогдашнего протестантского населения, восстановить состав меннонитских семей, их родословные – и здесь на помощь могут прийти сохранившиеся в семьях сэмплеры с их незаменимой информацией. Одним словом, именно во Фрисландии особенно остро чувствуется, что за каждым сэмплером стоит история конкретной семьи и шире – история народа.
 

АВС... Буква за буквой: юные грамотеи


Большинство представленных в музейной коллекции фризских сэмплеров – по-голландски сэмплеры называются merklappen (от merk – "марка, метка" и lap – "тряпка, отрез ткани") - выполнено девочками 9-17 лет. Юные рукодельницы осваивали искусство вышивки, воспроизводя наиболее популярные в регионе сюжеты и приемы. Однако сэмплеры не были в прямом смысле народным искусством. Это прежде всего образовательная методика, способ обучения не только рукоделию, но и грамоте и азам вероучения: девочки осваивали готические шрифты, чтобы быть в состоянии прочесть Библию, знакомились с религиозной символикой. Конечно, обучение "вышивальной грамоте" преследовало и чисто практические цели: будущие хозяйки должны были научиться делать метки на белье и приданом, украшать вышивкой бытовой текстиль и одежду, освоить приемы декоративной штопки. 

Сэмплер, вышитый S.I. в 1771 году (Фризский музей). На нем множество инициалов неустановленных лиц, а также удивительно много птиц


О том, что эти вышивки сделаны ученицами, свидетельствует далеко не идеальная, как принято говорить у современных вышивальщиц, изнанка с большими протяжками и длинными хвостиками ниток (кстати, в музейной коллекции вы можете рассмотреть с увеличением даже изнанку работ), а также допущенные на "письме" ошибки. Так, на одном сэмплере юная вышивальщица при попытке оставить дату своей работы вместо "1716" вышила "17016" год и была вынуждена маскировать ошибку декоративными элементами. 


Изнанка сэмплера, вышитого S.I. в 1771 году (Фризский музей)



Самые младшие начинали с вышивки letterlappen – буквенных сэмплеров. Комбинированные сэмплеры, сочетающие буквы с изображениями сценок, предметов, узоров, называются по-голландски merkletterlappen. Типичный фризский сэмплер содержит минимум 3-4, а то и 5 декоративных разновидностей алфавита, занимающих все верхнее поле вышивки. Самые мелкие буквы шли в верхних строчках, самые крупные, украшенные "алжирскими глазками", типичными для фризских сэмплеров завитками и контурами, выполненными швом "гольбейн", - в нижних рядах.

Буквенный сэмплер (Фризский музей): начат (светлыми нитками) в 1699 году Jick Garrits van Molqueren, закончен (красно-зелеными) в 1709 году некой F.I. (I.). Родство между ними пока не установлено.

Здесь нужно упомянуть такую важную деталь, как фризский алфавит. Сегодня он содержит 26 букв. Однако сэмплеры, созданные до XIX века, как правило, включают 20 букв. В старом фризском алфавите отсутствовали буквы J, Q, U, X, Y и Z – соответствующие звуки передавались на письме другими буквами либо их комбинацией.



Техника и материалы


Встречается утверждение о характерной для Фрисландии горизонтальной композиции сэмплеров, в отличие от вертикальной у англичан. Но при просмотре фризской музейной коллекции однозначного вывода сделать нельзя -  встречаются вытянутые как в ширину, так и в высоту, а также квадратные отрезы ткани. Скорее всего, вышивальщицы исходили из имеющегося отреза полотна. Иногда края ткани обрабатывались мережками.

Материалами для вышивки обычно служило светлое льняное полотно и хлопковые, шелковые или – после распространения в XIX веке "берлинской вышивки" (berlinwork) – шерстяные нитки. В комментариях к сэмплерам исследователи пишут, что некоторые нитки того времени (синие и зеленые, например) окрашивались неустойчивыми красителями, что приводило к вымыванию краски и линьке при стирке готовой вышивки. Поэтому сэмплеры уже тогда зачастую оберегали от воздействия воды. Возможно, эта же неустойчивость красителей приводила и к выгоранию ниток под воздействием ультрафиолета: многие сэмплеры кажутся бледно-винтажными, хотя не исключено, что в момент создания они были несколько ярче.

Мне встречалось мнение, что фризские сэмплеры обычно немногоцветны и вышивались двумя-тремя оттенками ниток (красным и зеленым; зеленым, бежевым и желтым; красным, синим и бежевым и т.п.). Однако просмотр музейной коллекции позволяет сделать вывод, что авторы сэмплеров нередко использовали до 6-8 оттенков нитей, как, например, вот на этом образце 1761 года. 

Сэмплер 1760-1761 гг., вышитый T.I. (Фризский музей). В верхнем ряду алфавитов дата начала вышивки - ANNO 1760. Дата окончания вышивки - 1761 - над "древом жизни" в левом нижнем углу. Повторяющиеся инициалы указывают на имена ближайших родственников вышивальщицы.


Даже сэмплеры, кажущиеся выполненными в сдержанной бежево-голубой пастельной гамме, бывают вышиты несколькими - семью-восемью - оттенками.


Сэмплер 1813 года с крупными инициалами M.W.I.  (Фризский музей)


При этом во Фрисландии практически не встречается монохромных вышивок, а те немногие, что сохранились, возникли под культурным влиянием соседней нидерландской провинции – Гронинген, где была популярна вышивка черными нитями на светлом льне. Возможно, это свидетельство того, что протестантская религия накладывала в этом отдаленном уголке Нидерландов менее суровый отпечаток на повседневную жизнь.

Сэмплер 1858 года (Фризский музей). Монохром в духе гронингенских сэмплеров

 
Вышивка производилась в нескольких техниках: крестик, "алжирский глазок", счетная гладь, шов "гольбейн" (разновидность шва "вперед иголку") и бэкстич ("назад иголку"), позволявшие очертить контуры и мелкие детали. В некоторых образцах можно увидеть допущенные ошибки, например, верхние стежки в крестиках могут смотреть в разные стороны. Ну что поделаешь, дети...



Христианская символика фризских сэмплеров: "пернатые" деревья, увенчанные сердца и слезы Девы Марии


Нижняя, свободная от алфавитов часть полотна обычно украшалась различными декоративными мотивами. Самым характерным для искусства Фрисландии был орнамент, который по-голландски называется levensboom – "древо жизни". Это схематичное изображение дерева с ветвями, напоминающими перья птиц, украшенными небольшими плодами, желудями или соцветиями гвоздик, на вершине которого обычно сидят парочки птиц. "Древа жизни" на разных сэмплерах имеют разную форму, более или менее пышную крону - "оперение" и корневую систему в виде узорного пьедестала, могут быть симметрично расположены или хаотично разбросаны по полотну вперемешку с инициалами и другими изображениями.


Сэмплер 1750 года (Фризский музей). Некая S.H. из города Воркум во Фрисландии вышила алфавит, инициалы и два "древа жизни" в красно-зеленой гамме. Нижняя часть в более яркой цветовой гамме, возможно, вышита другим человеком




Иногда "древо жизни" сопровождается фигурками мужчины и женщины в национальном костюме. Это так называемая "пара из Хинделопена" – морского городка во Фрисландии. Местный мужской костюм отличается широкими короткими брюками, а характерной чертой женского является чепец с отгибающимися полями. Возможно, эта парочка рядом с деревом трансформировалась из более древнего, религиозного мотива – Адам и Ева рядом с Древом познания добра и зла. Мотив Адама и Евы вообще редко встречается на голландских сэмплерах.


Пара из Хинделопена. Фрагмент сэмплера Lieuk Martens (1785) (Фризский музей)


Костюмы жителей Хинделопена. Гравюра Daniël Vrijdag, 1791 (Источник фото - Rijksmuseum)



Жители Хинделопена в национальном костюме (1700-1800-е гг.) Автор - Hendrik J. Lap (1949). Источник фото - Geheugen van Nederland




Распространенной деталью на фризских сэмплерах является корабль, иногда указывающий на род занятий родственников девушек, а иногда символизирующий брак, супружество – довольно понятная нам аналогия (вспомним Маяковского: "семейная лодка разбилась о быт"). За кораблем может скрываться и религиозная символика: корабль - символ Церкви, храма, объединяющего верующих среди бурного житейского моря и ведущего их в гавань спасения.

Сэмплер 1765 г. с изображением корабля. (Фризский музей)
Христианской символики на сэмплерах из Фрисландии вообще много: пара человечков, несущих виноградную гроздь на шесте, - это израильские соглядатаи Халев и Иисус Навин, принесшие плоды земные из Ханаана, Земли обетованной. Звезды являются символами Вифлеемской звезды. Сердца, увенчанные короной или терновым венцом, – это символы божественной любви Иисуса к людям. Пронзенное сердце – это не привычный нам символ влюбленности, а плачущее сердце Девы Марии, страдающее при виде крестных мук Ее Сына. Букеты гвоздик в горшках и "гвоздичные деревья" напоминают о слезах Девы Марии, превратившихся в эти растения. Кстати, на некоторых фризских сэмплерах (см. выше сэмплер Лиёк Мартенс) встречаются декоративные бордюры с инициалами S. M., что трактуется исследователями как Sancta Maria. Удивительно, что в этом протестантском регионе сохранились отголоски почитания Божьей Матери, зафиксированные в вышивке. Возможно, этому способствовала географическая отдаленность Фрисландии, изолированность ее северных островов, где протестантизм был не столь пуританским.


Схематичное изображение "шпионов из Ханаана". Фрагмент сэмплера T.I. 1760-1761 гг.

"Ханаанские соглядатаи" с гроздью винограда. Фрагмент сэмплера  S.H. 1750 г. (нижняя часть)


Сэмплер H.B. (1794, Фризский музей) с букетом гвоздик в вазе, маленьким корабликом, "деревьями жизни", увенчанными и пронзенными сердцами

В отличие от английских и американских сэмплеров, в голландских и тем более фризских очень редко присутствуют тексты – стихи религиозного или сентиментального содержания, фрагменты молитв, прямые цитаты из Священного Писания или поучительные изречения. Среди единичных примеров можно назвать сэмплер, вышитый Гоойти Корнелис (Gooitie Cornelis) из Хинделопена в 1701 году и хранящийся в Рейксмюзеум - Государственном музее Амстердама (Rijksmuseum). По кромке и в нижнем поле сэмплера, среди восьмиугольных орнаментальных фигур, увенчанных сердец и "древ жизни" очень мелкими буквами девушка вышила текст на староголландском языке: "DE / DOOT / EN / CHRISTI / LIDEN / WERELTS / BEDROG / AEN / ALLE / SIDEN / DES / HEMELS / VRENGT / DER / HELLEN / SIN / LAER / ALTID / INNE / GEDAGTEN / SIN", который можно перевести так:

"Смерть и страдания Христа,
Мирской обман со всех сторон,
Небесная радость и адская боль –
Помните об этом всегда".


 
Сэмплер Gooitie Cornelis (1701) (Rijksmuseum. Фото с сайта музея)


В некоторых сэмплерах встречаются совершенно неожиданные мотивы - например, обезьянка за прялкой. Исследователи трактуют это как отголосок античного мифа о трех богинях (Мойры у греков, Парки у римлян), прядущих нить человеческой судьбы. Многие мотивы в XVI-XVII веках попадали в вышивку из сборников небольших сюжетов и мотивов для художников и декораторов - их просто переводили в схемы для вышивки. Такие сюжеты нередко имели корни в античном искусстве. А вот с каким подтекстом изображалась эта обезьянка-вершительница судеб в протестантской вышивке, еще только предстоит узнать. 


Женщина из Хинделопена за прялкой (Hendrik J. Lap., 1949. Источник фото - Geheugen van Nederland). Мотив обезьянки-пряхи на фризских сэмплерах (Фризский музей)


Вышивка в повседневном быту


Находила отражение в сэмплерной вышивке фризов и повседневная жизнь с традиционным бытом: домашней мебелью (шкафчиками, детской колыбелью, стульями), кухонной утварью, повозками, мельницами и церквушками, домашними и дикими животными. Иногда встречаются схематичные изображения прогуливающихся или занятых хозяйством людей - вероятно, это родственники вышивальщиц. Эти мотивы либо компактно сгруппированы вдоль нижней кромки сэмплеров, либо хаотично разбросаны по полотну. Многие фризские сэмплеры, в отличие от английских и американских, не имеют ни богато украшенного, ни хотя бы схематично намеченного бордюра.

Сэмплер 1788 года (Фризский музей): изображения церкви, домашних и диких животных, колыбели, домашней утвари и мебели, перчаток (?), мужчины с трубкой и мужчины с коромыслом


Фрагмент сэмплера C.B. 1747 г. из Леувардена с изображением детей с мячами и скакалкой, кота и собаки с инициалом L (Фризский музей)

Безусловно, во Фрисландии существовала и вышивка чисто бытового назначения, преследовавшая утилитарные цели – украсить воротнички и манжеты рубашек, предотвратить обтрепывание кромок одежды, залатать прорехи в дорогом полотне. В музейном собрании The Fries Museum имеются такие экземпляры учебных сэмплеров середины XVIII века, их можно узнать по цветным нитям в узорах: в отличие от сэмплеров, одежду украшали белой вышивкой во избежание линьки при стирке. Однако подобные вышивки не обладают очарованием, присущим традиционным фризским сэмплерам из букв с завитками, орнаментов и сюжетных мотивов.


Сэмплер с инициалами A.I. (1741). Выполнен счетной гладью (Фризский музей).


К середине XIX века старинная фризская вышивка начинает сдавать позиции под натиском berlinwork: сэмплеры с их региональными особенностями вытесняются реалистичной  "берлинской вышивкой" шерстью по цветным печатным схемам. Однако благодаря музейным коллекциям и работе дизайнеров современные рукодельницы имеют возможность помочь сохранению культурного наследия Фрисландии, вышив свой фризский сэмплер. Теперь вы знаете, как его отличить.




При подготовке статьи использованы материалы официальных сайтов Музея фризского наследия (Леуварден), Рейксмюзеума (Амстердам), сайта European Reproduction Samplers (http://www.samplers-berlin.com), а также виртуальных архивов Geheugen van Nederland (http://geheugenvannederland.nl) и Foto-archief Aald Hielpen (http://www.aaldhielpen.nl)

***

четверг, 2 апреля 2015 г.

Дерево Ноя и другие животные (Long Dog - L'arbre de Noé)




Не успели москвичи порадоваться первому теплу, как ранняя весна проявила свой капризный изменчивый характер. Еще недавно кое-кто - не будем показывать пальцами, вы знаете этого человека :) - планировал набег на модные магазины за обновками. Последнюю же неделю впору доставать преждевременно спрятанный шерстяной плед - и вышивать, вышивать, вышивать... Ну а пока ваша игла выписывает на полотне хитросплетения узоров, приглашаю вас прогуляться в заснеженном лесу. Полюбуемся волшебными деревьями, заколдованными птицами, диковинными зверями - отдадим дань зиме и, надеюсь, отправим ее наконец восвояси, до следующего года. Не беспокойтесь - это путешествие не потребует от вас выхода на мороз и не разлучит надолго с пяльцами :)

Работа, о которой я хочу рассказать вам, заняла у меня около двух месяцев - ровно с того момента, как родился этот блог. Да, пока я вам тут зубы заговаривала рассказывала всякие истории, она росла - крестик за крестиком, фрагмент за фрагментом. Можно сказать, что это не только первая законченная вышивка 2015 года, но и первая работа в истории моего блога :) Однако в реальности она гораздо старше. Идею воплощения этого дизайна я вынашивала ровно три года - с того момента, как в конце 2011 года увидела анонс книги Джулии Лайн, дизайнера и создателя марки Long Dog Samplers. К тому моменту я уже пару лет "болела" дизайнами Long Dog, просматривала в интернете все отшивы, какие только можно было найти, и мечтала вышить свою коллекцию этих необычных сэмплеров. В ту зиму, когда у Джулии вышел первый сборник схем, я корпела над своим первым "Лонг Догом" и, как вы понимаете, не собиралась на этом останавливаться. Вожделенная книга - несмотря на обычные в те годы препоны со стороны Почты России - оказалась на полке, а идея вышить заглавный дизайн из нее крепко засела в моей голове. Прошло несколько зим, оставив на память о себе готовые лонгдоговские проекты - и я с удовлетворением могу сказать: да, это уже коллекция!
 

Long Dog Samplers - Tyler's Lion, Paradigm Lost, L'arbre de Noé


Возможно, взглянув на фото моей новой вышивки, вы поймаете себя на мысли о дежавю. Действительно, прошлогодний "Лев зимой" (кстати, самый читаемый мой пост - интересно, почему? :)) родился из тех же материалов. Собственно, на новую работу ушли остатки закупленных на "Льва" ниток - ровно шесть моточков DMC - и тот же лен. Переклички с "Тайлерским львом" есть не только в цветовом монохромном решении. Помните эффектный блок с ажурной ладьей? В шутку я назвала его тогда "Ноевым ковчегом". Ну а сегодня поговорим о настоящем Ноевом ковчеге - для чего нам придется залезть на дерево :) Нет-нет, я не издеваюсь над вами - с меня взятки гладки, все вопросы к дизайнеру :) Это она назвала схему "Деревом Ноя" - L'arbre de Noé. Чтобы вы оценили эту игру слов, я должна сделать небольшое пояснение. Во французском языке есть созвучное выражение - L'arbre de Noël, буквально означающее "рождественское дерево" (сравните с английским The Christmas Tree), та самая ель, которая украшает дома под Рождество. Джулия, соединив в одном дизайне темы Ноева потопа и монохромного заснеженного леса, изящно обыграла это фонетическое сходство. Мне кажется, отличный каламбур!





Скажу честно, пока я вышивала эту работу, будущий пост о ней виделся мне предельно лаконичным. Конечно, можно было упомянуть библейскую легенду о Всемирном потопе (как будто вы и без меня ее не знаете!), пересчитать по головам всех обитателей странного леса, поерничать над этим "зверинцем" или поговорить о христианской символике (кажущейся мне отчасти надуманной)... Так бы и случилось - и все оказалось бы притянуто за уши, если бы не пара скупых фраз, оставленных дизайнером в комментарии к этой схеме. Как пишет Джулия, на этот дизайн ее вдохновили голландские сэмплеры, в особенности происходящие из Фрисландии - северного региона, знаменитого своим уникальным языком, черными лошадьми и катанием на коньках по замерзшим каналам. Признайтесь, вам это о чем-то говорит? Причем тут Ной на дереве?? Вот и я почувствовала себя в полной растерянности. Загадка требовала ответа, но я не ожидала, что - как и в случае со Львом - в его поисках мне придется вновь исследовать музейные коллекции, только на этот раз переводить уже с голландского (о Гугл, ты - мир!). Ну что ж, надеюсь, мой скромный вклад обогатит русскоязычный интернет еще одним любопытным историческим экскурсом. Но подробнее о результатах моих изысканий расскажу в другой раз - следите за обновлениями. Coming soon!


Жители Фрисландии (Нидерланды) в национальных костюмах. Акварель Hendrik J. Lap 1949 г. из Nederlands Openluchtmuseum. Источник фото - Geheugen van Nederland

Если сравнить дизайн L'arbre de Noé и старинные сэмплеры Фрисландии, то можно заметить как сходство, так и различия между ними. Главное, что бросается в глаза в разработке Джулии Лайн, - это монохромное решение сэмплера. Даже если не учитывать нехарактерный оттенок основы (традиционно фризский сэмплер вышивался на тканях светлых оттенков), во Фрисландии практически не встречается одноцветных вышивок, а те, что сохранились, возникли под культурным влиянием соседней провинции - Гронинген. Кроме того, в лонгдоговской разработке мы не увидим типично фризского алфавита - сам алфавит есть, но не обладает ни характерным "готичным" начертанием, ни крупными витиеватыми инициалами с завитками, ни даже урезанным числом букв. Надпись, присутствующая в дизайне: The animals went in two by two - никак не связана ни с фризским, ни с нидерландским языком. Это сокращенная цитата из Библии, в русском Синодальном переводе гласящая: "И вошли к Ною в ковчег по паре (мужеского пола и женского) от всякой плоти, в которой есть дух жизни". Большинству из нас она знакома в виде крылатого выражения - "каждой твари по паре". В приведенном английском написании - "two by two" - цитата заимствована из Дословного перевода Библии Роберта Янга (Young's Literal Translation), опубликованного в 1862 году. В традиционном переводе Библии короля Якоба 1611 года (King James Version) эти слова звучат как "two and two".



Однако есть и прямые цитаты из фризских сэмплеров. Это центральный фрагмент с кораблем, буквально воспроизводящий старинные корабли в вышивках XVIII века, целый лес из "древ жизни", с гвоздичными соцветиями на верхушках крон. И, конечно, обитатели этого леса - разнообразные звери. Часть из них встречается на фризских сэмплерах, часть, как я выяснила путем сравнения со сборниками сэмплерных мотивов, заимствована автором из других старинных схем, а часть - придумана. Не могу не обратить ваше внимание на двух длинных собак (long dog!), которых Джулия, любительница такой собачьей породы, никак не могла не поместить в Ноев ковчег :) Два единорога в середине верхнего ряда перекочевали в этот дизайн из "Тайлерского льва", хотя и обросли некоторыми подробностями.




Мне хотелось увязать "Дерево Ноя" с "Тайлерским львом" - не только цветовым решением, но и стилистикой. Поэтому в моей версии Ноева потопа почти нет бэкстича. Да, это один из приемов фризской вышивки, но, на мой вкус, светлыми нитками по темному фону бэк выглядит довольно неаккуратно. Я отказалась почти полностью от бэка во "Льве зимой", не будет излишней ажурности и в "Ноевом ковчеге". Впрочем, я ищу себе оправдания :) Честно говоря, было очень лениво делать кружевную рамку :)

Как обычно, не обошлось и без более существенных изменений с моей стороны. Пришлось убрать множество мелких птиц, а также насекомых (бррр, не люблю их), разместив на освободившихся участках два ромба с моими инициалами. Мне кажется, фигуры неплохо вписались в ломаные зигзагообразные линии этого дизайна. В ромбах удачно спряталась загадка этого сэмплера. Кто-нибудь расшифрует с их помощью англоязычное название сюжета?  :)

Дата вышивки, разорванная в схеме библейской фразой, у меня размещена компактно. Перешивала ее без разметки, с нескольких попыток. На глазок разместила и одного голубя с более четко прорисованной оливковой ветвью - те двое, что вышиты у Джулии, держат в клювах не то острые перчики, не то червячков, в которых сложно заподозрить масличный лист :) Причем непонятно, почему у нее именно пара: в библейской истории фигурировали три птицы, и только одна из них вернулась на ковчег с листом оливы.


Ной. Мозаика из Собора Святого Марка в Венеции. (Фото из Википедии)

Отдельно хочу поделиться впечатлениями о самом издании. Книга L'arbre de Noé et autres tableaux au point de croix ("Дерево Ноя и другие дизайны для вышивки крестом") выпущена в свет французским издательством Marabout. В русскоязычной рукодельной среде оно достаточно известно - к сожалению, далеко не с положительной стороны. Для издательства характерен выпуск книг, в которых схемы напечатаны на отдельных плотных листах и вложены в картонную папку на завязке, составляющую основной объем книги. Общий "размах крыльев" этих схем примерно 50х50 см - согласитесь, не самый удобный размер при работе над вышивкой. Поскольку бумага очень плотная, а в четырежды сложенном виде становится просто картонной, схему очень сложно закрепить на раме обычным магнитом для иголок. К тому же в местах сгибов этих плотных листов ряды клеточек деформируются. 

 

Все эти трудности можно было бы счесть мелочами, если бы схемы были удобочитаемы. Однако и тут есть сложности - значки различимы, в многоцветных схемах они даже снабжены символами, но... клеточки очень мелкие, около 1 мм. Глаза от чтения схемы устают больше, чем от вышивки по мелкому льну. В общем, в борьбе с пиратством это издательство, как обычно, перестаралось и максимально осложнило работу даже добропорядочным рукодельницам, выложившим за издание свои кровные. Со всеми этими недостатками меня примиряет только тот факт, что собранные здесь дизайны Long Dog прежде не выходили отдельными схемами.




На мой взгляд, в итоге у меня и у Джулии :) вышел сэмплер "по мотивам". Это однозначно не реплика, это скорее микс из традиционных деталей и авторских вкраплений. Именно этим и отличаются дизайны Джулии - авторским видением и оригинальным обыгрыванием исторической основы. Long Dog Samplers - интеллектуальная игра в историю и рукоделие. Это дизайны-загадки, которые так увлекательно расшифровывать, путешествуя с ниточкой и иголочкой в странах и эпохах. Возможно, и вы вдохновитесь на создание своей коллекции от "Длинных Собак"?




***

PS. Неожиданно в тему вспомнился Гершвин с его "Rhapsody in Blue". Обожаю!



Рапсодия в стиле блюз